ЕСТЬ МНЕНИЕ!

Николай Кравец: Волгоград напоминает мне станцию «Мир»

Есть ли будущее у наших городов? Архитектор Николай Кравец имеет на этот счет особое мнение.

– Вы сравниваете Волгоград со станцией «Мир». Почему?
– «Мир» затопили потому, что он отслужил, и его содержание стало обходиться дороже, чем информация, которую он выдает. То же происходит и с городом. Он потребля-ет ресурсов больше, чем производит. Поэтому этот город не нужен, и он разрушается.
– Но за последнее время построено немало зданий…
– Строят то, что не приносит пользы: офисы, шикарные особняки. Это тоже признак деградации. А окраины превращаются в трущобы. В Краснооктябрьском районе за фасадом, обращенным на проспект Ленина, есть масса домов, стянутых бандажами, многие дают просадку до 6 см в год! А об убогости водопроводов говорит статистика: в 99 году в них подали 284 млн кубических метров воды, а потребители получили всего 161,5. Рано или поздно МЧС уже не сможет возить чугунные батареи на самолетах, как это было в Приморье. А когда городское хозяйство рухнет, люди бросят все, схватят теплое одеяло и пойдут туда, где можно нарубить дров, где есть источник воды. Они уйдут из города, потому что в нем нельзя будет жить.
– Почему же люди так стремятся в города?
– Привлекательность для жизни города сохраняют только благодаря дотациям. Но те, кто распоряжается этими деньгами, не способны разумно вложить их. Средства вкладываются в закусочные, заправочные станции, косметические салоны… В то, что не способно реально улучшить жизнь человека.
– Но то, что вы перечислили, приносит неплохую прибыль.
– Пока приносит. Представим, что дотации прекратились, у нас с вами не стало денег, чтобы платить за квартиры, и нас вышвыривают. В городе остаются те, у кого много денег. Но тогда им придется оплачивать не только свою квартиру, но и все городское хозяйство. Их затраты на жилье вырастут настолько, что и они тоже бросят его. 
– Похоже на мрачную утопию…
– Тогда приведу другой пример. В 1995 году на Сахалине землетрясением был разрушен город Нефтегорск с населением 3000 человек. Но его не восстановили. Взамен построили вахтовый поселок на 120 человек. Потому что пребывание 3000 человек на этом месте экономически не было оправдано. И таких ненужных городов у нас большинство.
– А как сделать их «нужными»?
– Это невозможно. Допустим, вбухают сюда кучу денег. Куда их направят? Зальют город световой рекламой типа «Курите «Мальборо», устроят какой-нибудь «праздник города». Все. Между прочим, расцвет карнавалов, музыкальных театров и прочих «шоу» как раз характерен для деградирующих обществ. Бесконечное «шоу», чтобы показать: ребята все нормально! Вместо того, чтобы отремонтировать водопровод или отселить людей из ветхих строений.
– Тогда задам традиционный вопрос: «что делать?»
– Я не настолько безответственный человек, чтобы сказать: я знаю, что делать. Идет смена индустриальной эпохи на постиндустриальную. А наши города в новую эпоху не вписываются. Поэтому решить проблему, о которой я говорил, нельзя. Но смягчить можно. Ко мне обращался Олег Куликов, известный в парусном спорте человек. Мы с ним разработали программу по оказанию услуг в сфере туризма. В Волгоградскую область можно привлечь 5 млн туристов. Мы подсчитали, что на этом потоке туристов реально создать 300 000 рабочих мест. Но главное – эту программу можно рассматривать как полигон отработки технологий жизни в будущем. Нужно найти новые формы вживания в природу, ее охраны и возрождения.
– Говорят, что таких ясновидцев, как вы, сжигают на кострах.
– Я не ясновидец. Но некоторые архитекторы после того, как я предложил им дискуссию на эту тему, перестали разговаривать со мной. Впечатление, что люди не понимают, что делают, что проектируют, какие цели ставят. Они занимаются тем, что ублажают богатых клиентов. И то бездарно. Строят какие-то огромные, бестолковые дома дворцеподобного типа. Но вещи должны иметь оправданный уровень качества. Жилье, которое не вписывается в эти рамки, уничтожается. В Америке в 1996 году было совершено 98 тысяч поджогов собственного жилья с целью получения страховки. А полученные средства вкладывают в линии связи, компьютерные сети… Формируется мир информации, и ему эти строения не нужны. У нас же бросают недостроенные коттеджи. Те же, что достроены, владелец вынужден обслуживать. Один мой знакомый похвастался, что в его доме 24 окна. Я прикинул: мыть их нужно неделю. А чтобы убирать комнаты, нужна прислуга. Но главное – отопление. Прошлую зиму эта семья отгородила две комнаты и жила в них. И это при том, что цена на газ дотируется.
– А если жилье слишком дешевое?
– Тогда оно разваливается само. Кстати, недавно в Доме архитектора проходил конкурс на социальное жилье. Было представлено 11 откровенно слабых проектов. И, похоже, что никто эти «шедевры» внедрять не собирается. Да и не нужно. Потому что если мы вселим в эти коробки людей, они все равно столкнутся с проблемами, о которых я говорил.

Жизненный путь героя нашей публикации

Николай Кравец родился в 1955 году. В 78-м закончил Волгоградский инженерно-строительный институт. Потом служба в армии в группе советских войск в Германии. Все последующие годы он посвятил архитектуре, считая ее «высоким наслаждением». Работая на различных предприятиях Волгограда архитектором-дизайнером, не оставался равнодушным и к облику Волгограда: участвовал в конкурсах: на памятный знак «400 лет Волгограду», эскизного проекта Кукольного театра, проекта Храма Всех святых на Мамаевом кургане и других. Автор ряда статей в журналах «Архитектура и строительство Москвы» и «Архитектура». Увлечения – графика и изготовление макетов зданий – тоже связаны с профессией. А самая заветная его мечта – заработать средства на научные экспедиции в Пакистан, Абхазию и Якутию, чтобы посмотреть, как живут долгожители. И написать об этом книгу.

Почему опустели рыцарские замки?

– Когда-то в период раннего феодализма спесивые феодалы понастроили себе замков по всей Европе. На их возведение были затрачены средства, которые в процентном отношении соизмеримы с затратами на создание ядерного оружия в современной экономике. А потом их бросили. И причиной тому были не войны или эпидемии – просто сменилась эпоха. Эти жилища-крепости служили защитой от других феодалов. И строились в удаленных, труднодоступных местах.
А когда государства объединились под властью монархий, и прятаться стало не от кого, выяснилось, что жить в этих крепостях неудобно.
А приспособить под какое-то производство, мануфактуру невозможно. Эти крепостишки потеряли свое былое назначение и были брошены.
И даже добывать из них камень из-за их удаленности было невыгодно. Поэтому-то они и сохранились до нынешних дней. С нашими городами, построенными для выполнения сомнительных социально-экономических целей, происходит примерно то же самое.
Какие же памятники оставит после себя эта эпоха? Церетелли навоял зверушек возле Кремля, в Воронеже поставили памятник бобру, а в Урюпинске – козе. Вот и все…

 

Автор статьи Владимир Ельников
Опубликовано 19 April 2001

Другие статьи этого номера

Комфорт и богатство? Легко! Выбирайте как удалить казино вулкан!

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (30)